Главная | Статьи | Контакты
Психологическое влияние
Навигация: Главная Освобождение от психологического насилия тоталитарных сект Методы спасения. Что такое депрограммирование?
Психология влияния
Практические методы психологического влияния
Это интересно
Эмоциональные манипуляции - распознать и остановить
Мы все эмоциональные манипуляторы! Эмоциональные манипуляторы есть везде, вы можете даже найти их среди детей в возрасте 2-3
Средства психологического воздействия и манипуляции общественным сознанием в рекламе
Реклама - это нужное явление рыночной экономики. Так считает 36,67% опрошенных. Люди еще точно не определили своего отношения к
Искусство ведения переговоров
Нас убеждают не аргументы, которые можно проанализировать, а тон и темперамент, манера речи, то есть сам человек. Сэмюэль
Методы спасения. Что такое депрограммирование?

Стивен Хассен был возвращен к нормальной жиз­ни с помощью так называемого депрограммирования. Депрограммирование (или декодирование) — это по­пулярная в 70-е годы XX века тактика переубеждения адепта деструктивного культа, в основном апеллиру­ющая к здравому смыслу. Основоположник этого ме­тода, Тед Патрик, исходил из того, что если культы при­меняют методики, «программирующие» верования по­средством гипноза, подражания, повторения и техник изменения поведения, то возможен и обратный ход это­го процесса.

В большинстве случаев депрограммирование пре­дусматривало насильственное похищение и принудительное заточение. Обычно процесс протекал следую­щим образом. Депрограммисты, захватив члена культа, привозили его в тайное место, находящееся под посто­янной охраной, где он не мог оставаться наедине с со­бой, даже в ванной. Иногда в помещении заколачивали и окна, чтобы исключить возможность побега. Депрограммирование длилось целыми днями, а иногда и пе­делями до тех пор, пока адепт не начинал проявлять признаки психологического перелома и освобождения от влияний культового контроля сознания. Впрочем, из­вестны случаи, когда культист успешно притворялся ис­целенным, чтобы избавиться от психологического прес­са депрограммистов.

В случае со Стивеном Xaccеном депрограммирование принесло положительный результат. Почему же сам он впоследствии стал убежденным противником этого метода?

В чем дефекты метода депрограммирования?

По мнению Хассена, модель депрограммирования основана на упрощенном представлении о человеке.

Сознание и психика людей не могут быть запрограм­мированы или депрограммированы подобно компью­теру. Человек — не робот.

На собственном опыте Хассен убедился, что де­программирование становится для участника культа тяжелейшим стрессом, психологическим надломом, вызывает самые глубокие страхи. В момент своего на­сильственного захвата членами семьи человек как бы убеждается в правоте наставников-культистов, которые всегда твердили ему, что родственники — враги, кото­рым нельзя доверять. Травму может нанести и то об­стоятельство, что адепт поначалу видит не своих близ­ких, а неизвестных людей, которые запихивают его в машину, увозят прочь и держат взаперти. В такой мо­мент последователь культа убежден, что эти люди яв­ляются воплощением зла, и проявляет недоверие, гнев, возмущение, что препятствует процессу психологиче­ского освобождения.

Даже если депрограммирование и завершается в це­лом успешно (а это случается далеко не всегда), челове­ку, как правило, наносится тяжелая психологическая травма, от которой он потом страдает всю жизнь.

Весьма показательно мнение Кэтлин Мэнн, чья судь­ба во многом повторила судьбу Хассеиа. Эта женщи­на, профессиональный консультант-психолог, была в 1990 году вовлечена в тоталитарную группу «Цер­ковь Универсальная и Торжествующая», а затем дру­зья похитили се и насильственно подвергли процеду­ре декодирования. Впоследствии Мэнн оцеп и вала дей­ствия своих избавителей весьма неоднозначно: «Мне хватило бы и одной психологической травмы; вместо этого у меня их было две — обе болезненные, обе по­пирающие достоинство, обе причиняющие ущерб. В обо­их случаях игнорировали меня как человека в пользу других людей».

Процесс депрограммирования может эмоциональ­но травмировать не только самого культиста, по и ос­тальных участников процедуры, включая семью и даже бывших участников культа, оказывающих помощь со­брату. Насилие над личностью — это всегда деструк­тивный процесс, даже если его используют как сред­ство достижения благородных целей. Участвующие в акции декодирования невольно ощущают себя таки­ми же манипуляторами, как и лидеры культа.

«Подход стратегического взаимодействия»

Свой собственный метод освобождения людей от деструктивного контроля сознания Хассен назвал Под­ходом стратегического взаимодействия. Этот метод прошел успешную апробацию и пользуется огромным авторитетом у практикующих психотерапевтов все­го мира.

Подход стратегического взаимодействия ничего об­щего не имеет с методикой шоковой терапии и не су­лит никаких волшебных мгновенных превращений. Он настраивает на долгую борьбу за подлинное спасение человека, который должен освободиться от тоталитар­ного дурмана и стать полноценной личностью, а не ущербным субъектом с травмированной психикой. Цель Подхода стратегического взаимодействия (ПСВ) со­стоит в том, чтобы свобода не была навязана участни­ку культа насильственно, — человек должен выбрать освобождение добровольно и сознательно. ПСВ на­правлен на стимулирование внутреннего роста — как самого адепта, так и его близких. Необходимо не за­ставить, а убедить человека покинуть тоталитарную группу. Процесс убеждения обычно длится долго и требует от всех участников терпения и самоотдачи.

Когда необходимо бить тревогу?

Как вовремя распознать опасность? По каким при­знакам можно догадаться о контактах близкого чело­века с тоталитарной группой?

Если ваш родственник или друг внезапно и стре­мительно отказывается от своих прежних увлечений, интересов, привычек, жизненных ценностей, если он проводит время в некоей группе, о которой расска­зывает не очень охотно, и при этом буквально на гла­зах превращается в незнакомую отчужденную лич­ность, — такие перемены должны привлечь ваше внимание и заставить серьезно задуматься о причинах. Но не следует спешить с выводами и действиями — очень может быть, что оснований для тревоги нет. Выше уже подчеркивалось, что не всякая группа, члены которой имеют оригинальные взгляды и неортодоксальные ве­рования или ведут себя необычным образом, являет­ся тоталитарной.

С другой стороны, вовлеченность человека в культ далеко не всегда приводит к очевидным негативным изменениям в его поведении. Более того, очень часто эти перемены могут показаться благотворными. Мно­гие тоталитарные движения категорически запреща­ют своим членам курение, употребление алкоголя и наркотиков, а также внебрачный секс. Нередко куль­ты активно приобщают своих сторонников к спорту. Поэтому новообращенный адепт, обретший физиче­скую бодрость и отказавшийся от вредных привычек, порой производит на друзей и родственников весьма положительное впечатление.

Итак, внешние признаки могут быть обманчивыми. Психолог Е. Волков называет среди основных примет человека, вовлеченного в тоталитарную секту, специ­фический «стеклянный» взгляд и механические инто­нации в голосе — следствие перехода в состояние «па­раллельного существования ».

Уверенный вывод о тоталитарном характере орга­низации, в которую вступил человек, можно сделать в том случае, если он отдаст группе свои сбережения, материальные ценности, а тем более жилье.

Следует иметь в виду, что если человек уже вовлечен в деструктивный культ, бесполезно ждать от него сколь­ко-нибудь объективной информации о том, в каком состоянии он пребывает. Его сознание находится иод контролем, он ие будет знать, что с ним происходит, до тех пор, пока не отойдет от группы. Новообращенный адепт скорее всего будет твердить, что абсолютно сча­стлив и полностью свободен.

Так, члены культа «Врата Небес» в записанных на видеомагнитофон прощальных заявлениях, объясняв­ших причину, по которой они решили покинуть свои телесные «оболочки» и совершить самоубийство, все как один утверждали, что действуют по собственной воле и счастливы принять такое решение. Осуществ­ляемый культом контроль сознания создает впечатление, что адепты якобы следуют своей собственной сво­бодной воле, но это лишь иллюзия.

Типичные мыслительные шаблоны, мешающие начать борьбу за спасение культиста

По мнению Д. Бэрнса, существует ряд мыслитель- пых стереотипов, которые мешают родным и близким вести борьбу за освобождение культиста от тоталитар­ного рабства.

Одним из наиболее типичных шаблонов такого ро­да является наклеивание ярлыков и оскорбительные выпады в адрес члена культа, когда его называют ро­ботом с промытыми мозгами, идиотом, поверившим в ерунду. В ответ на оскорбления культист окончатель­но замыкается, убеждаясь во враждебности родствен­ников.

Однако недопустима и прямо противоположная край­ность — самообвинения родственников члена культа, преувеличенное чувство вины за его сближение с сек­той. В таких случаях отец или мать склонны возлагать на себя всю ответственность за происшедшее.

Еще одним характерным мыслительным стереоти­пом в данной ситуации является попытка близких дать рационалистическое объяснение случившемуся, когда придумываются оправдания, почему все происходит так, как происходит. Например, говорят, что пребыва­ние в тоталитарной группе для культиста еще не худ­ший вариант — ведь он мог бы оказаться на улице, срс- ди наркоманов.

Такого рода мыслительные шаблоны являются при­знаками стрессового расстройства, которое часто воз- пикает у родственников и друзей человека, вовлечен­ного в культ. Чтобы начать успешную деятельность по спасению культиста, все, кому он дорог, должны пре­одолеть собственный стресс и обрести адекватное со­стояние.

Сбор необходимой информации

Сведения о группе, в которую вовлечен человек

Следует прежде всего получить представление о той тоталитарной группе, в которую оказался вовлечен ваш близкий. Важно понять, какова структура груп­пы. Все деструктивные культы в той или иной степе­ни построены наподобие пирамиды с харизматическим лидером па вершине и фундаментом из рядовых адеп­тов. Посредине располагается небольшой круг совет­ников, а ниже — более крупная группа сублидеров.

Оценивая структуру группы, необходимо обратить внимание на все аспекты ее деятельности. Важно по­пять, кто осуществляет реальное руководство и какую власть имеют эти люди над близким вам человеком. Насколько многочисленна группа? Стремится ли она к законопослушному существованию? Как группа до­бывает деньги? Тратит ли она средства на пиар? Име­ет ли она собственных юристов, чтобы воздействовать на своих критиков путем судебного преследования?

В рамках НCB прежде всего следует рассматривать то, как группа ведет себя, а не то, во что она верит. Од­нако, по убеждению Хассена, необходимо самое при­стальное внимание уделить и доктрине тоталитарно­го движения, чтобы оцепить ее деструктивность. По мнению большинства ученых, чем основательнее док­трина разработана и систематизирована, тем более устойчивой оказывается группа.

В этом плане следует иметь в виду, что в деструк­тивных группах, как уже подчеркивалось ранее, часто существует /две доктрины: одна для «посвященных», а другая для «посторонних». Последняя призвана со­здать у широкой публики респектабельный и легитим­ный образ, который может быть весьма убедительным и для рядовых адептов. Следует выяснить, придержи­ваются ли лидеры декларируемого кодекса этики. Чте­ние культовой литературы поможет выявить группо­вой обман.

Источником информации об интересующем вас то­талитарном движении и его властной иерархии может стать прежде всего Интернет. Еще более надежным ис­точником ценных сведений являются бывшие члены культа. Именно общение с ними поможет вам овладеть специфическим «передернутым» языком, которым пользуются адепты группы.

Задача усложняется, когда речь идет о группе, кото­рая недавно возникла и еще не успела «засветиться». В любом случае, если близкий вам человек сообщил о намерении изменить поведение, посвятив жизнь по­вой системе верований, и эти перемены связаны с его вовлечением в какую-то организацию, стоит разузнать побольше о его новых друзьях. Главное, что должно заставить вас насторожиться, — жесткая централиза­ция группы и авторитарные поползновения ее лиде­ра, претендующего на обладание истиной. Всемирно известный христианский мыслитель Норманн Гейслер сказал по этому поводу следующее: «Всякий раз, ко­гда вы имеете дело с человеком, заявляющим, что он напрямую связан с Богом и никому не подотчетен, знайте, что если культ не рождается сегодня, то он воз­никнет завтра».

Опасность при сборе информации о группе

Все специалисты-психотерапевты, имеющие опыт, связанный с деятельностью тоталитарных движений, предупреждают: ни в коем случае не следует посещать занятия культовой группы и даже появляться на ее тер­ритории без соответствующей подготовки.

Особенно опасно длительное посещение семинаров или занятий. Известны случаи, когда вербовали далее тех, кто считал себя подготовленным к такому пово­роту событий.

В этом смысле весьма поучителен пример Кэтлин Мэнн, о судьбе которой речь уже шла ранее в связи с методом депрограммирования. Эта женщина, про­фессиональный консультант-психотерапевт, с научны­ми целями занималась изучением деятельности тота­литарной группы «Церковь Универсальная и Торже­ствующая» и ее лидера Элизабет Клэр Ирофет. Чтобы лучше понять доктрину и методологию движения, Мэнн встретилась с Ирофет в штаб-квартире группы в шта­те Монтана. Харизма последней произвела на исследо­вательницу очень сильное впечатление. Кэтлин Мэнн подверглась методам контроля сознания, что свело на нет ее профессиональный опыт и критические способ­ности и внушило поклонение группеи ее лидеру. Вскоре Минн отказалась от научно-исследовательской рабо­ты и решила переехать на ранчо, где жила коммуна адептов. Как уже было сказано, для спасения Мэнн от психологического насилия со стороны культа ее дру­зья были вынуждены применить насильственное де­программирование, что нанесло ей серьезную травму.

Биографический профиль жертвы культа

Собрав предварительные сведения об интересую­щей вас организации, вы должны попытаться вступить в общение с ее членами, чтобы составить более под­робную картину их верований, языка и поведения. Ес­ли контакте нынешними представителями культово­го объединения невозможен, необходимо разыскать бывших членов. Только информация, полученная не­посредственно из первых рук, способна дать вам ио- иастоящему глубокое представление о нынешнем по­ложении того человека, которому вы стремитесь помочь. Важно узнать, какие виды работ он выполняет, чем именно занимается в группе. Является ли он рядовым членом или вербовщиком? Имеет ли доступ к высше­му лидеру? Где он чаще находится? Весьма значимым является вопрос о том, сколько времени он провел в культе. С одной стороны, чем дольше люди находи­лись в группе, тем больше разочарований они испыта­ли. С другой стороны, долгое пребывание в культе суще­ственно затрудняет уход: сдерживающими факторами являются привычка, психологическая зависимость. Всю совокупность подобного рода сведений о человеке, ко­торого вы решили освободить от психологического раб­ства, Хассен называет «биографическим профилем».

Создание команды

Прежде всего необходимо создать команду едино­мышленников, которые готовы вести борьбу за спасе­ние человека, ставшего жертвой тоталитарной секты, п сознают, насколько длительной и трудной может ока­заться эта борьба. Ядром команды должны стать чле­ны семьи и близкие друзья культиста — те, кому он раньше доверял и к кому испытывал наибольшее ува­жение.

Хассен подчеркивает особую роль семьи. Семья может быть разведенная, да и культнст может вовсе не поддерживать контактов с родителями, братьями, сестрами и т. д. Часто люди из «разбитых» семей полагают, что им не следует вступать в контакт с род­ственником, вовлеченным в деструктивный культ. Они убеждены, что лишь откроют старые раны и вызовут у культиста раздражение. Но Хассен, опираясь на свой огромный практический опыт, доказывает, что род­ственные связи ничем невозможно заменить. Ресурсы, находящиеся в распоряжении семьи, очень велики, и их следует использовать.

Главное, чтобы у близких было искреннее желание помочь попавшему в беду. При наличии такого устрем­ления никакие прошлые семейные разногласия н даже разводы не могут стать препятствием. Сосредоточив­шись на потребностях человека, нуждающегося в по­мощи. родственники обычно находят общий язык и ра­ботают ради совместной цели.

Кроме родственников и друзей, с которыми человек был связан вдокультовый период своей жизни, в список команды следует включить также и бывших членов его тоталитарной группы, освободившихся от деструк­тивного контроля сознания. Их опыт способен оказать сильное воздействие на культиста.

К участию в терапевтическом процессе можно при­влекать также и другие семьи с аналогичными проблемами.

Помимо этого, Хассен считает возможным исполь­зовать помощь всех, для кого культист небезразличен и кто заслуживает доверия.

Разумеется, команда должна действовать в соответ­ствии с рекомендациями опытного и профессионально подготовленного специалиста-терапевта и под его непосредственным руководством.

 
Читайте также


© 2011 - 2016 psy-navigator.ru